Ваш регион

-18°

утром -12°

днем -6°

EUR

76.83

USD

71.58

Четверг

9 февраля

Узнайте, учится ли ваш ребёнок сегодня

Лента новостей

январь 2023
февраль 2023
март 2023

8 февраля

Наградил или подкупил? Необычная точка зрения на журналистский конкурс

Недавно глава Следственного комитета России Александр Бастрыкин наградил 30 журналистов, победивших в конкурсе по формированию объективного общественного мнения СК. Внимание, вопрос: должно ли общество доверять публикациям этих 30 журналистов, награжденных Бастрыкиным?

7060 просмотров 11
Реклама

Вы только на минуточку представьте подобный конкурс, но наоборот. Например, собирается Союз журналистов РФ и решает, кто из следователей СК лучше справился со своей работой. А следователи стоят в очереди за призами и медальками…

Как-то не очень компетентно выглядит такая схема. Как может журналист определить, правильное решение или нет принял тот или иной следователь? Боюсь, выводы будут приняты на основании примитивных показателей: сколько внеурочных часов просидел номинант за своим рабочим столом, сколько литров пота за это время вытекло из его наморщенного лба, а еще возможно — на сколько столетий в совокупности отправил он за решетку тысячу человек из всех своих расследованных за год 365 уголовных дел?..

Чушь? По-моему, да. Но почему в обратную сторону это чушью не выглядит? Мы же на полном серьезе читаем заметки в ленте ИТАР-ТАСС и смотрим сюжеты на федеральных телеканалах о том, как руководители Следственного комитета оценили «формирование объективного общественного мнения» со стороны журналистов и наградили их чем-то там, а также накормили и напоили, как я полагаю, за государственный счет.

Ну, Бог с ними, с Бастрыкиным и его «объективным» жюри, но как сами журналисты, среди которых сплошь мэтры и громкие имена, могут считать этот конкурс «объективным»?.. А если нет, то какого рожна заявлялись на него и пришли, нафуфырившись, к Бастрыкину за шведский стол?

Простите, господа коллеги, я всех вас очень люблю, а многих из вас еще и уважаю. Вы делаете большое дело, и нам — провинциальным работникам пера и диктофона — остается вам только завидовать и равняться на вас. Более того, и господин Бастрыкин мне ничего плохого не сделал: он старается поддержать нашу журналистскую братию по мере сил и возможностей.

Но от этого у меня из головы не выветривается мысль о какой-то дурацкой профанации, в которую каким-то удивительным образом затащили моих ни в чем не повинных коллег из федеральных СМИ. Попробуйте посмотреть и почитать все эти 30 материалов, фильмов и сериалов, награжденных Бастрыкиным. Есть там хоть один абсолютно объективный? Уверен, что «объективность» в умах генералов Следственного комитета России отличается от обычной журналистской объективности. Таким образом мы имеем дело с материалами/фильмами/сюжетами/программами, действительно формирующими положительный облик следственных органов, и это никак не связано с «объективным» взглядом на эту службу. Так зачем лукавить и заниматься очковтирательством? Назовите всю эту дружную команду, достойную селфи с Бастрыкиным, корпоративным коллективом, отрабатывающим эти самые медальки и грамоты. Возможно, не обошлось и без денежных премий, разумеется, из того же бюджетного кармана.

А чего? Мы же не видим ничего криминального в том, что администрации исполнительных и законодательных органов власти выносят на тендерные закупки «информационное обслуживание» от средств массовой информации. И многие издания и телекомпании участвуют в этих государственных и муниципальных аукционах. И я участвую — это же не противозаконно.

А теперь действительно объективно: представители Следственного комитета несколько раз пытались привлечь меня к уголовной ответственности. Но ни разу не получилось: то улик не хватило, то срок давности вышел, а то просто со следователями действительно повезло: не захотели или не решились они обвинить представителя прессы в том, чего он не делал. А еще, как только мы в редакции пытаемся выяснить подробности какого-либо резонансного преступления, чтобы сделать действительно объективный материал, то нам довольно часто отказывают в СК, сославшись на тайну следствия. Черт побери, я не прошу выдать мне государственные тайны, они мне даром не нужны. Мне только скажите: «задержанному подозреваемому сколько лет от роду?» - «извините, не можем — тайна следствия». А то и не «извините», а просто «отвалите, некогда».

У меня простой до неприличия вопрос: кто наделил этих граждан правом решать, что имеет право знать читатель, а что нет? Но еще больше интересует вопрос: кто наделил их правом оценивать журналистские работы? Ведь если честно, то оценить «по достоинству» они могут только подхалимские славословия. По крайней мере, в провинциальной глуши российской действительности.

Ну, и на десерт: одним из критериев оценки журналистов в этом самом «объективном» конкурсе от Бастрыкина является «точность при употреблении специальной терминологии». Господа, честное слово, если я, чтобы выиграть ваш конкурс скажу вместо «пьяный водитель вылетел с дороги и перевернулся» вашей, прости Господи, терминологией, то у меня должно получиться «гражданин Иванов, находясь за рулем АТС в нетрезвом состоянии, выехал за пределы проезжей части и совершил опрокидывание». Да тьфу на такую терминологию и на такие конкурсы.

Уважаемые господа бастрыкинцы и коллеги из федеральных СМИ, попавшие под мою горячую реплику. Лично к вам у меня нет ни претензий, ни антипатии. Приношу свои извинения за недобрые намеки, но я только хотел сказать то, что благодаря таким вот конкурсам (хоть от СК, хоть от мэрии, хоть от муниципального предприятия), у нас нивелируется престиж профессии журналиста. Теперь, чтобы получать премии и быть на хорошем счету, нужно всего лишь «формировать объективное общественное мнение». А насколько нам — журналистам — это удается, решать будут следователи, мэры, теплофикаторы… Как вам это нравится?

Ну, и в качестве предложения: мне кажется, следует прекратить в нашей стране любые журналистские конкурсы, в жюри которых работают не профессиональные журналистские кадры, а люди, имеющие собственный, корпоративный взгляд на объективность. А если вдруг у того же Следственного комитета возникнет желание выделить из своего бюджета какое-то количество денег на поощрение журналистских работ, то вполне можно доверить подведение итогов этого конкурса более профессиональному жюри: хоть из состава Союза журналистов, хоть других ведомственных журналистских общественных организаций. И то будет больше этой самой объективности…

ПодписывайтесьЧитайте нас в Telegram
Реклама

Поделиться новостью

Павел Верстов

Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

Реклама
Реклама

Смотрите также

Реклама

Последние комментарии

Ошибка