Ваш регион

-12°

вечером -17°

ночью -17°

USD

60.75

EUR

63.3

Вторник

29 ноября

Узнайте, учится ли ваш ребёнок сегодня

Лента новостей

октябрь 2022
ноябрь 2022
декабрь 2022

29 ноября

Новости / Культура21 марта 2021

«Я понимаю женщин». Режиссёр Андрей Майоров раскрыл секрет успеха своего театра

Магнитогорск. Накануне Дня театра и годовщины идеи создания собственного театра Андрея Майорова мы поговорили о зрителях, которые думали, что не любят театральное искусство, а стали его поклонниками.

3588 просмотров
Реклама

Все дело в том, на какой спектакль первый раз попадешь – хороший или плохой, и, если вам повезло и постановка тронула вашу душу, вы посмеялись и поплакали, будьте уверены: вы стали поклонником драматического искусства навсегда.

Андрей Майоров – актер и режиссер драматического театра. Более десяти лет назад он создал театральную мастерскую «Май», в которой профессию для себя нашли десятки ребят, а другие обрели уверенность в себе и выросли в состоявшихся взрослых. Относительно новый проект Андрея Майорова – свой театр, постановки которого проходят в ресторации «Наше все».

Театр Андрея Майорова своим рождением обязан пресловутой пандемии, в период которой появилось много свободного времени для реализации проектов, ожидавших своей очереди в «столе» более восьми лет. Так, из материала о поэтах серебряного века родился первый замечательный спектакль «Стойло Пегаса» – о любви, предательстве, ревности и душевной боли, украшенный волшебным вокалом Евгении Елагиной. О том, как актеру и режиссеру удалось привлечь новую аудиторию к своим спектаклям, аудиторию, которая никогда и не задумывалась о походе в театр, мы и поговорили.
«Я понимаю женщин». Режиссёр Андрей Майоров раскрыл секрет успеха своего театра

– Андрей Михайлович, как изменился театр в общем смысле за те 20 с лишним лет, сколько вы в нем?

– Изменился достаточно сильно. Сейчас больше стараются делать современные постановки, больше удивлять. Почему мы и открыли наш маленький театр – потому что мы хотим рассказывать разные истории на понятном зрителю языке. Мы не пытаемся заигрывать со зрителем, наша задача – наполнить его сердце эмоциями, оставить послевкусие от увиденного, желание подумать и вернуться к нам снова.

Изменился подход молодых актеров к работе – если раньше это была школа, то сейчас все больше думают о том, как развлечь зрителя: встать на голову, раздеться или что-то такое. У молодых артистов очень много смелости – и это хорошо, я им даже завидую, – внутренней свободы, они могут спокойно опоздать, сказать, что не могут прийти на репетицию, потому что есть халтура. У них такое отношение к театру: все успеем, все сделаем. Я не могу так. С другой стороны, и время изменилось, стало быстрым, уверенным, так что, может, это я просто устарел, а не они выросли.

Сказать, что глобально изменился театр, я не могу. Люди любят театр, и в нашем городе тоже.

– Сейчас весь продукт массового потребления развлекает аудиторию, и журналистика в том числе. А есть ли позитивные мировые примеры, когда в тот самый классический театр добавили современности и получилось интересно?

– Этого много, даже то, что у нас ставится «Гроза», не все принимают, но спектакль современный, зрители смотрят. Другое дело, что он может нравиться кому-то, а кому-то нет. Мне хочется, чтобы люди, которые были накануне в театре, утром на вопрос «Что ты делал вчера?» не задумывались: «А что я вчера делал?» А приходили на работу с желанием поделиться с коллегами: « Я вчера ходил в театр, это было супер!» или, наоборот: «Нельзя смотреть, невозможно!» Лучше так, чем не помнить, где был и что делал.

Ко Дню театра мне хотелось бы порадовать зрителя хорошими спектаклями, как в нашем театре, так и в театре им. А. С. Пушкина, от которых зрители получат удовольствие. 27 марта – День театра мы решили отметить спектаклем «Стойло Пегаса». Постановка для нас очень символичная, так как это первое дитя, если бы оно не удалось, неизвестно, как бы сложилась судьба нашего проекта. Но звезды сошлись: зритель благодарил за хороший спектакль, актеры соскучились по работе, я уверовал в свои силы. Получился удачный старт – новая творческая жизнь, новые перспективы.

А Театр, как бы его ни убивали, как бы ни старались пригладить, сделать его радикально другим, он все равно останется Театром, потому что живые чувства и эмоции здесь и сейчас не убьешь.

Но телевидение, интернет и кинотеатры дают возможность смотреть постановки мирового класса.

– Это хорошо, отлично. Возможности современного мира неоспоримы. Но лично мне трудно смотреть спектакли на экране, мне кажется, он не передает ту энергетику, которая идет от близкого контакта. И здесь меня радует наш проект ресторанного театра: люди общаются, отдыхают, едят, выпивают, и вдруг наступает момент, когда они замирают, потому что начинается магия театра, обмен энергиями. Я вижу, как это завораживает зрителя.

И актеру хорошо – он уже не соврет. Если на большой сцене он может повернуться, выдохнуть, то здесь уже не обманешь, глаз никуда не спрячешь. Поэтому я благодарен актерам, которые соглашаются работать в данном проекте.

– Им трудно было привыкнуть к такому формату?

– До пандемии и в драматическом театре недолго был такой формат, я там ставил «Театральный роман». Нет, не трудно. Актерам нравятся истории, которые мы рассказываем. И то, что люди так близко, их не смущает. Никто из них не говорил мне: «Нет, я театральный актер, я буду теперь только на большой сцене, зрители пусть сидят с программкой и молчат». Радует момент, когда мои коллеги-актеры по драматическому театру спрашивают меня, почему я до сих пор не пригласил их в свой проект?.. Все впереди! 

Что касается этапа сбора зрителей на наши спектакли, то было очень сложно. Первыми зрителями были наши друзья, близкие, родители наших детей из студии. Приходили они, приводили своих друзей… Мы им безгранично благодарны за поддержку и участие, без них проект не набрал бы обороты. Сейчас работает сарафанное радио, постоянно звонят новые люди, звонят компании. И более того, пошла тенденция, когда люди стали заказывать на свой день рождения или корпоратив в качестве развлекательной программы наши спектакли.  

– Но ведь те же самые банкеты – это тоже развлечение зрителя?

– Всё развлечение! Другой вопрос – уровень этих развлечений. Одно дело развлекать зрителя тем, что привязать карандаш к поясу и попробовать его втолкнуть в бутылку, другое – когда зрители сидят и смотрят Есенина, Блока, Гришковца.

Театр тоже развлечение, все зависит от качества спектакля. Это главное кредо, которому мы следуем. Качество – залог успеха, развития и процветания. И никакая реклама, друзья, сарафанное радио тебе не помогут, если не будет качества продукта. Мы очень тщательно относимся к подбору пьес для наших спектаклей, чтобы в данном развлечении была мысль, зрители в финале  подумали, посмеялись, поплакали. Правильно сказал в свое время Калягин: «В театре всё может быть, кроме скуки и пошлости».

– Вы чувствуете, что приобщаете к театру зрителей, которые бы, может, и в нашу «драму» никогда не пошли?

– Да, это я и ценю в нашем проекте, что люди, посмотрев один спектакль, сразу интересуются, когда следующий. У меня много друзей из разных сфер деятельности: работники комбината, госслужащие, бизнесмены. Многие из них относились к походу в театр для галочки по долгу службы или работы, уходили после первого акта. Их жены на первые спектакли в Театре Андрея Майорова уговаривали их прийти. А сейчас они ходят на все наши постановки первыми. Они приводят своих друзей, если раньше приходили две пары, сегодня – по десять человек. Недавно наши друзья пришли на премьеру спектакля «Тет-а-тет» со своими друзьями, которые живут за границей, но из-за пандемии вынуждены были вернуться в Россию. Они были в восторге от нашего проекта, давно записав наш родной город в разряд болот, где некуда ходить и нечего смотреть, а тем более чему-то удивиться. Здесь зритель все понимает, думает, никто его не пытается удивить нестандартностью постановки.

Мне всегда жалко зрителя, который не понимает, что происходит на сцене, про что ставил спектакль режиссер. Я пожил года три в Москве и видел: сидит критик, думает: «Гениально, как они это сделали». А рядом сидит зритель и не понимает: «А что особенного?» Но раз критики хлопают, я тоже похлопаю и завтра скажу, что спектакль хороший.

Я видел спектакль, когда выходил дяденька, ставил ведро и целый монолог читал, когда испражнялся. И запах, и все это – это невозможно смотреть. Почему зритель должен себя уговаривать, что это искусство? Я не хочу так. Я хочу, чтобы он думал: «Как я не догадался об этом сразу, как он меня обманул, а как он сыграл. Как, уже кончилось? Уже? Надо прийти второй раз посмотреть».

А когда он на второй минуте начинает разглядывать, какие шторы, люстры, как все сделано… Значит, в спектакле нет конфликта, а только разговоры актеров. Зрителя такой постановкой не возьмешь. Он ведь не дурак. Он может не объяснить, как критик, почему не увидел конфликта. Но внутри он понимает, что что-то не так, он начинает елозить на стуле, ему неинтересно.

Когда я начинаю работать над спектаклем, я задаю вопрос: что ты хочешь этим сказать, с чем уйдет зритель? Мы с актерами собираемся и обсуждаем, про что мы будем ставить. Про любовь. Ну, про какую любовь? Про отношения, про семью, про систему брака, про новое поколение, которое не знает Маяковского и Есенина, максимум стихотворение «Письмо к женщине» – и то вряд ли. «Белая береза под моим окном...» – и все.

Молодежь скажет: это прошлый век, старье, сейчас все по-другому. А на самом деле время всегда одинаково, меняются только декорации нашей жизни: одежда, прически, машины, интерьеры жилья, а отношения людей, их потребности и привычки не меняются. Любили, предавали, ненавидели, изменяли – все то же самое, что сто лет назад, что сейчас.

– А про что вам больше всего нравится ставить?

– Про женщин. У меня какое-то внутреннее ощущение, что я их чувствую, знаю. Про отношения мужчины и женщины, про то, что они сильнее нас, они умнее нас, какие бы мы брутальные и сильные ни были. У них стержень есть другой, они умеют прощать, помогать не так, как мужчины.

Я как-то чувствую линию женщины в спектакле, чем ей жить, как ей делать. И у меня потом спрашивают: откуда ты знал, что так будет? Я не знаю, я чувствую. Я не могу объяснить это. Я понимаю про что: про то, что мужик слабый, а она его вытащила из этой истории.

Мужчина и женщина – такие отношения, когда всегда найдется «про что» ставить, что сказать. Или, наоборот, не надо ничего говорить, все и так понятно.

– При этом аудитория у вас не женская?

– Практически всегда 50 на 50. Много пар приходит или компаний. Бывает, что мужчинам во время спектакля хочется извиниться перед своими дамами. Они начинают обнимать женщин, подсаживаются ближе. Какой-то легкий катарсис происходит, очищение. Это видно, на нашем формате все близко, все понятно. На поклон выходим и видим реакцию.

Мы показывали «Свидетеля», и сидела пара 70-летняя. Я думал, им-то, наверное, тяжело будет понять эту историю. Они подошли, стали благодарить, говорить, что мы показали всю их жизнь. Про это мы и играли – про любовь, нежность, отношения. А про что сейчас еще ставить? Про пандемию? Все устали от этого. Про веселуху, какие-то бытовые вещи, про стройку, про работу… Воруют на работе? Мне кажется, мужчина и женщина – это вечная тема. Приятно в этом покопаться.

И для молодых актеров наш театр – новые возможности. Они привыкли в интернете: лайкнул – все, друзья. А в наших спектаклях надо подвести ее, чтобы она влюбилась именно здесь и сейчас, и именно в тебя. Или ты именно здесь и сейчас – в нее. Об этом надо подумать актерам. Тогда сразу возникает «про что». Мужчина и женщина – всегда конфликт: кто кого больше любит.

– Был ли момент, когда из-за реакции зрителей вы поменяли что-то в спектакле?

– Нет. Черт его знает как, но у меня получается предвидеть реакцию зрителя. Актеры спрашивают:  как? Я не могу объяснить. Например, я знаю, что вот тут будет смешно. И действительно зрители смеются или начинают всхлипывать. Это какая-то интуиция.

Какие-то моменты были. Говорили: «Они у вас так много пьют на сцене». Но если у автора в этот момент написано, что они выпивают, они что, молоко должны пить?

– Раньше вы были только актером, потом открыли свою театральную студию, теперь стали режиссером. Куда планируете развиваться дальше?

Планов много. И поехать по другим городам поставить спектакли. Это тоже интересно было бы. Но сейчас я понимаю, что мы нужны здесь, нашему городу. Почему со своими идеями я должен ехать в чужой город, делиться творчеством с посторонними для меня людьми. Я люблю свой родной город и хочу, чтобы люди полюбили наш театр, понимали театр. Мне приятно, что я делаю что-то для этого города.

Не надо так думать, что у нас только работники комбината или любители хоккея. Сделайте так, чтобы они и театр полюбили.

Сейчас готовлю новую постановку, пока название раскрывать не буду. Это будет женская история, без мужчин. Пять красивых женщин, пять разных характеров. А когда пять разных характеров встречаются, там сам по себе огонь уже. Кто кого любит, кто кого ненавидит, кто кому завидует.

В завершение нашей беседы хотелось бы поблагодарить наших зрителей, друзей, команду актеров, ресторацию «Наше всё», благодаря которым наш проект «Театр Андрея Майорова» состоялся. Поздравить всех с наступающим Днем театра и пригласить новых зрителей на наши замечательные спектакли!

Подписывайтесь на «Инстаграм» Театра Андрея Майорова teatr_andreya_mayorova и заказывайте билеты по телефону 8-912-306-79-72.

ПодписывайтесьЧитайте нас в Telegram
Реклама

Поделиться новостью

Служба новостей «Верстов.Инфо»

Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

Реклама
Реклама

Смотрите также

Реклама

Последние комментарии

Ошибка