Ваш регион

+23°

ночью +18°

утром +20°

USD

82.63

EUR

89.09

Среда

19 июня

Лента новостей

май 2024
июнь 2024
июль 2024

19 июня

Новости / ВИП-новость24 февраля 2012

Пару месяцев до суда. Корреспонденты «Верстов.Инфо» узнали, чем живут и дышат обвиняемые в СИЗО №2

Магнитогорск. ГУФСИН – достаточно закрытая система и дни открытых дверей не проводит. Сотрудникам «Верстов.Инфо», несмотря на это, довелось провести несколько часов в святая святых пенитенциарной системы – в Следственном изоляторе №2. Все, что мы успели увидеть за это время, – не без эмоций описала наш корреспондент...

15740 просмотров 12

Дисциплина для всех одна
На территории нас встречает старший инструктор по боевой и служебной подготовке, в звании капитан, Антон. Нам предстоит путь в административное здание. Вход туда пролегает через узкий дверной проем, куда, судя по объявлению на двери, запрещено входить толпой: не более трех человек за раз. Поразительно, но, несмотря на разгильдяйство, царящее в России, здесь дисциплина действительно железная. Все договоренности с руководством и сопровождение из числа сотрудников СИЗО «не колышат» дежурных на постах. В инструкции написано – проверить данные и цель визита – проверяют. Никаких привилегий для нас нет: как и все, мы сдаем сотовые телефоны и паспорта, отвечаем на вопросы и соблюдаем порядок.

Пару месяцев до суда. Корреспонденты «Верстов.Инфо» узнали, чем живут и дышат обвиняемые в СИЗО №2
Пару месяцев до суда. Корреспонденты «Верстов.Инфо» узнали, чем живут и дышат обвиняемые в СИЗО №2
Пару месяцев до суда. Корреспонденты «Верстов.Инфо» узнали, чем живут и дышат обвиняемые в СИЗО №2

Первый пункт – комната воспитательной работы. Поднимаемся по узкой лестнице. На входе в комнату нас встречает миловидная женщина в форме. Ее образ выбивается из антуража следственного изолятора, где властвует строгость и скрежет тяжеленных стальных дверей. Татьяна Михайловна, как и другие сотрудники-женщины, разбавляет атмосферу наказаний своей доброй улыбкой. Нам она гостеприимно предлагает оглядеться.

Пару месяцев до суда. Корреспонденты «Верстов.Инфо» узнали, чем живут и дышат обвиняемые в СИЗО №2

В комнате воспитательной работы размещены плакаты с фотографиями лучших работников, наставников и первых лиц государства. На каждом этаже режимного корпуса – плакаты, напоминающие, что 4 марта состоятся выборы президента, и перечисляющие фамилии всех кандидатов.

«В СИЗО еще голосуют, в колонии – уже нет», - объясняет один из сотрудников, поймав мой заинтересованный взгляд.

Наверняка, это единственное учреждение, где на выборы идут стройной колонной…

Как на войне

Мы подоспели как раз к плановым учениям, поэтому, лишь оглядевшись, возвращаемся к машине.

«Поедете за нами», - деловито бросают девушки в форме. Одна из сотрудниц садится за руль небольшой машинки и дает по газам так, что мы еле успеваем. Она едет на разрешенной скорости по кочкам, лихо объезжая все неровности дороги, чем напоминает рассказы о железных леди-военных.

На полигоне уже готовятся к учениям сотрудники СИЗО. Им предстоит задержать сбежавших зеков. Объявляется начало операции, взрывается дымовая шашка, мужчины за несколько секунд забегают в здание и повязывают преступников. Все действо занимает менее минуты – на такой скорости сложно увидеть недостатки, но они есть. Учебная операция прогоняется еще раз.

Пару месяцев до суда. Корреспонденты «Верстов.Инфо» узнали, чем живут и дышат обвиняемые в СИЗО №2
Пару месяцев до суда. Корреспонденты «Верстов.Инфо» узнали, чем живут и дышат обвиняемые в СИЗО №2
Пару месяцев до суда. Корреспонденты «Верстов.Инфо» узнали, чем живут и дышат обвиняемые в СИЗО №2

Сотрудники СИЗО – военнослужащие, работающие с потенциально опасным контингентом, поэтому учения для поддержания формы здесь – обычное дело. Попадают в систему исполнения наказаний из разных правоохранительных структур или по желанию и призванию. СИЗО может похвастаться золотыми кадрами. На месте мы застали двух из них. Марат Аптрахимов служил в отдельной бригаде оперативного назначения в Аргуне, Евгений Сотников – в глухой Чечне.

«Когда призвался в 2002 году, попал в учебную часть, потом – в Аргун, - рассказывает Марат. – Там пробыл год и семь месяцев. Участвовали в десятках спецопераций. Мне запомнилось: только прилетели на самолетах, десять дней – обучение происходит, и на 10-ый как раз мы пошли в баню. Только разделись, намылились, тревога! Быстро все в карманы побросали – и «по коням». По броне пули чиркают – а у тебя мыло в кармане».

После службы в Аргуне, Марат поступил в ОМОН и прошел еще две боевые командировки. В СИЗО попал по семейным обстоятельствам – семья настояла на мирной работе…

Сержант Евгений стал сотрудником СИЗО, придя из охранного предприятия, куда устроился после службы. Вспоминая Чечню, мужчина рассказывает о первой задаче:

«Прибыли на место, разбили лагерь. Через неделю была получена задача выдвинуться туда, где, по агентурным данным, располагалось бандформирование. Не доезжая села, мы вышли в лес, ближе к обеду на одной из высоток натолкнулись на дозор. Наш «головняк» был обстрелян, погиб от ранения в голову пулеметчик, снайпер был ранен – ему оторвало ухо. Противник оттягивал нас вниз в ущелье, где наверняка была засада. Мы отошли, спустя время скорректировали квадрат и направили туда артиллерию… Мы, молодые, думали, что это будет похоже на обычный полевой выход. А, столкнувшись со смертью, поняли, куда попали…».

На войну сержант Евгений больше не возвращался. В СИЗО, по сравнению с ней, спокойно. А может потому и спокойно, что порядок – на совести бывалых людей, много чего повидавших. Их стальная хватка не дает спуску подследственным.

Еще не наказание, но уже испытание

В Следственном изоляторе содержатся не преступники – подозреваемые и обвиняемые. После вынесения приговора в суде они либо отпускаются домой, либо переводятся в соответствующие учреждения системы исполнения наказаний. Некоторые возвращаются обратно в СИЗО. В основном, это молодежь с «легкими» статьями, вставшая на путь исправления. Им предписана трудотерапия в хозяйственном отряде. «Хозяйственники» подметают территорию, следят за порядком в помещениях и разносят еду по камерам.

Пару месяцев до суда. Корреспонденты «Верстов.Инфо» узнали, чем живут и дышат обвиняемые в СИЗО №2

Пока нам объясняют, кто чем занимается, мы попадаем в жилище заключенных хозотряда. В каждой комнате чисто и уютно – лишь отдаленно напоминает тюрьму, больше – недорогой юношеский лагерь. На этаже есть молельная комната и помещение, где можно поиграть в шахматы. Для просвещения здесь – библиотека, для успокоения – аквариум с рыбами.

Пару месяцев до суда. Корреспонденты «Верстов.Инфо» узнали, чем живут и дышат обвиняемые в СИЗО №2
Пару месяцев до суда. Корреспонденты «Верстов.Инфо» узнали, чем живут и дышат обвиняемые в СИЗО №2
Пару месяцев до суда. Корреспонденты «Верстов.Инфо» узнали, чем живут и дышат обвиняемые в СИЗО №2

«А теперь на второй этаж, осторожно, лестница крутая», - объявляет Антон. Крутая – мягко сказано, разворачивается на 90 градусов. Невольно думаешь, что столь резкий поворот – препятствие для желающих отсюда сбежать, хотя сделать это невозможно. Заключенные содержатся за железными дверями с решетчатыми окнами, в узких коридорах дежурят постовые. Причем не только мужчины, но и женщины.

«Они у нас боевые, владеют рукопашным боем. Себя в обиду не дадут», - объясняет Татьяна.

В конце этажа для несовершеннолетних – небольшой зал с тренажером и столом для настольного тенниса. Условия спартанские, но лучше, чем ничего. Кроме того, ребята изучают школьные предметы в учебном классе.

Пару месяцев до суда. Корреспонденты «Верстов.Инфо» узнали, чем живут и дышат обвиняемые в СИЗО №2
Пару месяцев до суда. Корреспонденты «Верстов.Инфо» узнали, чем живут и дышат обвиняемые в СИЗО №2
Пару месяцев до суда. Корреспонденты «Верстов.Инфо» узнали, чем живут и дышат обвиняемые в СИЗО №2

Совсем другие камеры у мужчин – двери, кажется, еще тяжелее, окна меньше. Мы попадаем как раз на обед: открывается небольшая створка, оттуда заключенный протягивает тару и «хозяйственник» наливает в нее суп.

Пару месяцев до суда. Корреспонденты «Верстов.Инфо» узнали, чем живут и дышат обвиняемые в СИЗО №2

На одной из камер висит объявление: «Не беспокоить, идет заседание». Татьяна объясняет, что «в целях совершенствования пенитенциарной системы организованы видеоконференции с различными судами».
В СИЗО действует собственная врачебная служба: все специалисты, включая психотерапевта, принимают заключенных при необходимости. На первом этаже расположена комната для встреч – по расписанию, заключенные встречаются с близкими.

«Когда мой сын хулиганит, я грожу, что сюда приведу. Вообще самая отличная профилактика для молодежи – показать, что будет, если будешь себя плохо вести», - говорит Татьяна.

Это еще не колония: лишь место, где ожидают суда обвиняемые. Но для попавшего сюда – уже есть повод задуматься. Или нет? Этого, к сожалению, нам узнать не удалось.
ПодписывайтесьЧитайте нас в Telegram

Поделиться новостью

Катерина Багирова, специально для "Верстов.Инфо". Фото Татьяны Выборновой

Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

Смотрите также

Последние комментарии

Ошибка