Ваш регион

-19°

ночью -17°

утром -15°

USD

61.07

EUR

63.39

Вторник

29 ноября

Узнайте, учится ли ваш ребёнок сегодня

Лента новостей

октябрь 2022
ноябрь 2022
декабрь 2022

29 ноября

Мэр пооткровенничал с журналистами по случаю четвертой годовщины вступления в должность

«Магнитогорский рабочий» сегодня в рубрике «Лицо дня» публикует большое и содержательное интервью с Градоначальником Евгением Карповым. Традиционно предлагаем этот материал без купюр и комментариев. Обычно героями традиционной рубрики «Лицо дня» становятся простые горожане – учителя, медики, рабочие, дети… Но сегодня, в день, когда исполняется 4 года с момента вступления во власть главы города Евгения Карпова, журналисты «МР» решили, что будет логичным сделать его лицом номера.

5149 просмотров  23
Реклама
Запаслись вопросами, и не только лицеприятными, и напросились на интервью. И вместе с коллегами из газеты «Опора России» убедились: глава открыт к диалогу, готов ответить за свою работу и не собирается в сложное время опускать руки.
– Как изменилось ваше отношение к власти?
– До того дня, когда меня избрали главой, я вообще никакого представления не имел о власти, работая на комбинате с утра до вечера. Теперь я понимаю: что такое власть, что такое проблемы города, как они должны решаться и как решаются.
– Как вы считаете, в чем принципиальное различие стиля руководства комбината и города?
– Они однозначно разнятся. Другие принципы, другие подходы, другая мотивация к труду.  Индикативные показатели на комбинате – это объем, качество, эффективность работы отдельно взятого человека, бригады, коллектива. В городе несколько по-другому строятся отношения между затратной частью и потреблением. Поэтому это принципиально разные вещи: управление муниципалитетом и коммерческой структурой в виде завода.
– Но комбинат – это больше, чем коммерческая структура?
– И тем не менее – это коммерческая структура, цель которой – зарабатывать деньги и развиваться, безусловно. В условиях муниципалитета во главу угла не ставится принцип зарабатывания денег, главное - обеспечить население полностью услугами, которые предписывает федеральное законодательство. Это несколько другое. Отсюда и стиль работы совершенно другой. Но принципы правильного расходования денежных средств те же – там коммерческих, тут - бюджетных.
– Ваше комбинатское прошлое как-то сказывается на сегодняшней административной деятельности?
– Еще когда я только приступал к обязанностям главы, Виктор Рашников мне сказал: «город не должен быть цехом комбината». И это правило, с которым я сюда пришел. Я благодарен, что меня сформировал комбинат таким, какой я есть сегодня… Я отработал на комбинате 25 лет. И что же меня корить порой, что зачастую бывают весьма жесткие подходы к решению вопросов? Наверное, это издержки комбината, наверное, не хватает какой-то политизированности в моей работе. Я считаю, глава города не должен быть политиком, он прежде всего должен быть хозяйственником, сидеть и исполнять свои обязанности по обеспечению города водой, электроэнергией, газом, заниматься вопросами очистки улиц, освещенности, в конце концов – нормального жизнеобеспечения горожан. И не надо втягивать главу в политические партии. Я категорически против: глава не должен быть партийным человеком, потому что в городе, кроме одной партии, есть вторая, третья, четвертая… И как себя позиционировать к одной из них?
– Если отслеживать деятельность администрации за последние десять лет, в чем отличие сегодняшней команды от администрации Аникушина?
– Различие – в результатах. Давайте не будем обсуждать, кому больше повезло, у кого был больше бюджет. Бюджет расходуется, а результаты – они остаются: в виде объемов строительства, ремонта дорог, мест в детских садах, физкультурных площадках, и особенно это касается здравоохранения. Если по этим позициям результаты есть – значит, глава хорошо поработал. А если он после себя ничего не оставил, то, наверное, он не доработал. И маленький пример: после предыдущего главы осталось на 4 миллиарда рублей незавершенного строительства. Работа строилась по принципу «Давай, давай, потом разберемся!». Потом разбираться было некогда… Вот с этим пришлось разгребаться нам. И только тогда объекты приобрели свой облик: такие, как, например,  центр детского творчества «Камертон», лабораторный корпус третьей детской больницы…
– А по итогам последних четырех лет, да еще в условиях кризиса, подобных объектов не будет?
– Я откровенно говорю, боюсь за тот объект, который начали – это поликлиника в южной части города. Замораживать его нельзя, он социально важен, и его надо строить. Или 49-я подстанция – еще один важный инфраструктурный объект. Деньги, на которые мы рассчитывали для этих строек, в связи с кризисом не пришли и не придут. Но закончить принципиально важно, причем подстанцию - в этом году. И однозначно – долгостроем она не будет. Финансирования нет, но финансирование будет найдено. Пусть пока мы не будем планировать возведение каких-то других больших объектов, но то, что начато, будет обязательно закончено.
– Какая роль в деятельности администрации отводится социальным вопросом?
– Да весь бюджет города – он весь социально направленный, и никаким другим он быть не может. И все мероприятия, которые обязан организовывать глава, они все социально значимы – от вывоза мусора до прививки в детской поликлинике.
– За четыре года администрация города претерпела немало кадровых перестановок. С чем это связано?
– Ушел целый ряд ярких личностей – два или три десятка человек: одни сами ушли, с другими пришлось расстаться. Приведу только один пример: я с большим сожалением расставался с Валерием Николаевичем Богдановым. Бывший глава Орджоникидзевского района, затем он работал некоторое время замглавы по социальным вопросам. Но расстались потому, что, на самом деле, динамика работы изменилась. Он сам попросил поработать на другом месте. И сегодня работает. Не надо на кадровом вопросе акцентировать внимание, поскольку ротация кадров, смена поколений должны быть, они идут, как бы мы этого хотели или нет. Я не думаю - я уверен, что сидеть на одном месте больше нескольких лет не эффективно, – начинаешь засиживаться.
– Работа главы – это работа его команды. Вы довольны сейчас своим коллективом, у вас команда единомышленников?
– Еще далеко до совершенства. И численность, если честно, тоже пугает. К тому же, специалистов аппарата сегодня мало кто готовит. Посмотрите: нет такой специальности «специалист жилищно-коммунального хозяйства». И кто руководит? Бывший военный, бывший железнодорожник, бывший сталевар… Да, с житейской точки зрения он знает эти проблемы, но нужно быть профессионалом.
И, безусловно, кадровые перестановки еще будут – я этого не скрываю. Потому что нужно достичь того эффекта, когда руководитель и специалисты каждого подразделения будут не зря свой хлеб есть. Нет порядка по какому-то одному направлению в твоем ведомстве, значит, ты не сумел их решить. К сожалению, здесь еще есть пробелы, да и механизм работы чиновничьего аппарата пока громоздок, малоподвижен. Взять хотя бы бюджетные средства. Скажу откровенно: не стали у нас в кризис чиновники более тщательно считать деньги. По-прежнему мне пишут: «Прошу изыскать дополнительные средства…» Да нет таких средств! Не понимают, что надо в своих подразделениях находить возможности.
– В чем причина нынешнего противостояния с депутатским корпусом?
– Я даже не знаю, кто такой термин придумал. Ну, кому-то, наверное, это интересно. Я так не считаю. До какого-то момента наши отношения были выстроены достаточно хорошо. Но хорошо – не значит правильно. Я могу еще понять, когда депутаты в некоторой степени берут на себя функции менторов, воспитателей администрации... Но когда часть депутатов решили, что нужно только указывать администрации, а не самим решать вопросы законодательного характера, то мы подошли к тому, что пора разделить: что есть сегодня исполнительная власть и что – законодательная. Кто формирует правила игры, законы и кто их обязан выполнять – от и до, до последней запятой, до последнего параграфа. Сегодня эти отношения размыты. Сегодня надо вернуться и прописать регламент отношений. Приведу пример: кто прописывает порядок эвакуации неправильно припаркованного автомобиля и кто его должен выполнить, какими средствами, за какой срок? Согласитесь, если все четко законодательно не прописано, другие никогда не выполнят. А если вы не можете прописать – что тогда у других спрашивать? И таких парадоксов возникает много. Например, когда товарищи депутаты говорят: как это так -  трамвай пойдет пустой, а пенсионер будет стоять? Возникает ответный вопрос: а кто заплатит за проезд пенсионера? Я не говорю, что надо залезть в карман пенсионера. Но кто заплатит? Эти вопросы нужно решать, и решать вместе.
– Месяц назад в городе была журналистка одной из французских газет. По внешним данным и мнению горожан она сравнила вас с Петром I. Как вам такое сравнение?
– Я в принципе не готов приравнивать себя к такой великой личности, обсуждать даже не буду. Разве что ломать и строить приходится так же… Ломать принципы, сложенные еще при социализме. Потому что, если все оставить, как есть, – завтра это скажется. Взять монетизацию проезда: да, болезненно, и для людей, и для администрации, но путь этот нужно пройти – как бы он ни был непопулярен. Вообще-то популистом быть хорошо в развитой экономике. А в условиях кризиса? 
– Евгений Вениаминович, сегодняшний вид нашей власти, сформированный по принципу мощной вертикали, помогает на местном уровне или приходится долго интегрироваться?
– Тот, кто долго интегрируется, у того любые процессы будут более болезненными. Кто сразу воспринимает, тот скорее справится. Вот взять жилищный кодекс: да, он несовершенен, много приходится шишек набивать. Можно обсуждать 131-й закон, что он несовершенен, но надо выполнять все шестнадцать пунктов, которые предписаны главе муниципального образования. Не разбазаривать средства. Пример: если не написано в статье содержание пожарных частей – не надо их содержать. А если написано - первичные меры безопасности глава должен обеспечить, то будь добр. И с этой точки зрения законы нам помогают взаимодействовать с другими структурами, чтобы не «размазывать» бюджет. Я считаю, что те законы, которые в последнее время родились, нужно выполнять и совершенствовать – опять же в рамках закона. У нас же законопослушное государство. Законы-то родились не от хорошей жизни, мы с ними и так уже запоздали, потому что они позавчера должны были появиться, но сегодня они позволяют нас хоть как-то подтянуть к европейскому уровню жизни.
– Как известно, все познаете в сравнении. Вы много бываете в других городах. Как Вы оцениваете работу других градоначальников, по каким критериям? И примериваете ли это на себя? Сравниваете?
– Из многих мест, где я был, приезжаю, и опускаются руки. Один из городов, который посетил, привел меня просто в шок – город Стерлитамак. Глава города с небольшим  градообразующим предприятием, которое производит соду, навел порядок, какого я не видел Европе. Он заменил все бетонные бордюры на гранитные, он высадил более двух миллионов цветов – это был 2006 год. А у нас тогда едва тысяч четыреста высаживали… Для меня это был позор. Решил опыт перенять – ну, посадили два миллиона цветов, да - хорошо, да - красиво, а потом я понял: а чем гордиться-то? Мы давно должны были это сделать…
Или вот в Белгороде – нет детских домов, нет беспризорных. Там дети, если они оказались сиротами, их тут же разбирают. Как у нас – сами знаете. И город там абсолютно чистый, но шли они к этому десятилетиями.
– А детей почему разбирают? Социальная политика у них такая?
– Потому что, когда в 43-м году пришли советские войска и освободили Белгород, их вышли встречать три тысяч человек – все, кто остались. Наверное, они ценят эту жизнь, жизнь ребенка – на генетическом уровне. Я так думаю.
Добавлю: где бы мы ни были, главный принцип – учиться, подхватывать. Надо признать: мы не лучше всех, нам еще работать и работать. Конечно, приятно, когда из других городов приезжают и говорят: «Как у вас зелени много, чисто», но сами-то мы должны понимать, как нам еще далеко до совершенства.
– От кризиса больше всего пострадали такие моно-города, как Магнитогорск – с одним большим градообразующим предприятием. Есть ли какие-то планы по изменению производственной структуры города?
– В эпоху развала социализма и становления капитализма плохо, что не было создано никаких других «опорных» предприятий. Но ведь во времена высокой цены на нефть, низкого доллара, больших прибылей комбината мы имели всего 0,6 процента безработных. На этом фоне думать об альтернативном производстве не было смысла - его некем было бы загрузить. А эти 0,6 процента – наверное, больше бездельники, потому что работы хватало всем. Случился кризис, и мы поняли, насколько сейчас бы дополнительно созданные производства пригодились. Но потенциал у нас есть: производства, которые были созданы – обувная фабрика, птицеводческий комплекс – есть и работают. Если говорить «без воды»: сегодня такие проекты рассматриваются. Завод по производству стекла, по ремонту вагонов, Белмаг, для которого сегодня решается вопрос о выделении земель под новую линию комплектующих для ВАЗа. И это будут дополнительные рабочие места. Но не надо уповать на то, что мы в одночасье создадим альтернативу для двадцати тысяч человек, – это утопия.
– Как вы считаете, каково место малого бизнеса в экономике Магнитогорска?
– Никто не умаляет роль малого бизнеса, особенно сейчас. Это, прежде всего, загрузка людей и та альтернатива металлургии, о которой мы говорили. Без малого бизнеса ни один город не обойдется. За ним сегодня – будущее. В первую очередь надо поддерживать предпринимателей, ориентированных на производство, и только после этого тех, кто «купил в одном месте и продал в другом». Но и такой бизнес тоже имеет право на жизнь, потому что это тоже люди.
– Еще один важный вопрос – обеспечение продовольственной безопасности, вопрос исключения перекупщиков из цепочки «село – город»…
– Я сегодня не вижу больших сетевых перекупщиков, которые работали бы на рынках. Я сам хожу на рынок, разговариваю с продавцами – все они производители. И сегодня у торговли есть огромный выбор для реализации, начиная с Казачьего рынка и заканчивая Зеленым. И на всех этих рынках организован полноценный контроль, я не боюсь покупать там молоко, творог, мясо, потому что они прошли проверку. Если мы скатимся до торговли бочками молока в кварталах, мы подвергнем население риску. Кроме того, мы «подтянули» сеть маленьких магазинов «Наш город» к реализации моркови, свеклы, яйца из сельских районов. К сожалению, селяне пока не очень охотно везут свою продукцию. Но это перспектива, и мы будем над этим работать. Лотки для пенсионеров – для продажи садовой продукции… Они есть и будут, кроме того, мы планируем увеличить их количество в два раза, чтобы наши бабушки имели возможность продать свои редиску, помидоры, огурцы.
– За четыре года, как человек публичный, вы на себе много испытали, и критики – тоже. Что помогает вам не опустить руки?
– Наверное, хорошее здоровье, помогает пережить все стрессовые ситуации – заложенное генетически родителями. Обхожусь без таблеток, всяких экстрасенсов, гадалок… Это первое. Второе: занятия спортом, три раза в неделю выкладываешься… Ну и здоровый оптимизм должен присутствовать. И, конечно, встречи с людьми: когда слышишь искренние хорошие слова в свой адрес, советы и пожелания. Маленькие эпизоды, которые дают силы, эмоционально встряхивают. Как тот, который произошел в детском доме, куда приехали с объездом. Сидели мы на скамеечке, а одна девочка увидела меня, подбежала и так вцепилась… Я  пришел домой после этого и говорю супруге: «У нас сын вырос уже, надо брать ребенка». А жена мне говорит: «Мы ведь его сделаем сиротой тоже. Ты на работе, я на работе. Кто будет заниматься… Да, есть все условия. Но надо же отдавать время и душу». Эта девочка – Лена Никанорова. Я ее помню. Я потом проследил ее судьбу. У нее теперь есть семья, и дай Бог, чтобы у нее все было хорошо.
ПодписывайтесьЧитайте нас в Telegram
Реклама

Поделиться новостью

Ольга Балабанова

Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

Реклама
Реклама

Смотрите также

Реклама

Последние комментарии

Ошибка