Ваш регион

-31°

днем -19°

вечером -26°

USD

92.44

EUR

99.9

Четверг

22 февраля

Узнайте, учится ли ваш ребёнок сегодня

Лента новостей

январь 2024
февраль 2024
март 2024

22 февраля

21 февраля

Новости / ВИП-новость7 декабря 2012

«Он сам нанёс себе эти травмы». Следственный отдел отказал в возбуждении уголовного дела в отношении полицейских

Магнитогорск. Следователи провели доследственную проверку по фактам, опубликованным в статье «Вечер в отделении полиции закончился для парня серьёзными увечьями». Их вердикт: отказ в возбуждении уголовного дела из-за отсутствия состава преступления.

9076 просмотров 77
«Он сам нанёс себе эти травмы». Следственный отдел отказал в возбуждении уголовного дела в отношении полицейских

Напомним, 22-летний Дмитрий Заммятов оказался в отделении полиции после истории в бильярдной, где он толкнул дверь, после чего разбилось стекло. В отделении, по словам Дмитрия, его пытались заставить подписать протокол:

«Ко мне подходит один и требует подписать протокол, где сказано, что я в алкогольном опьянении выражался нецензурной бранью. Я отказался. Он стал мне угрожать: либо подписывай, либо «я тебя в унитаз головой окуну, и ты мне всё что угодно подпишешь». Конечно, в нелитературных выражениях. Он схватил меня «за грудки», я – вырывался», – рассказал прессе Дима.

Знакомая молодого человека, Мария, стала свидетелем сцены, когда Дмитрию заламывали руки (делали «ласточку»):

«Сначала его держали трое: двое за руки по бокам, а третий – за шею. Дима даже не сопротивлялся. Потом подошли ещё двое. На запястьях ему застегнули наручники и подняли руки за спиной выше головы. Один держал за шею и опускал вниз голову. Кто из этих пятерых что делал – я даже не поняла. Когда стала вытаскивать телефон, чтобы заснять всё на камеру, они быстро его отпустили, а нас – выгнали. Дима потом потерял сознание», – вспоминает Мария Смирнова.

«Полицейские мне не просто надели наручники, – добавляет Дмитрий, – они мне их сразу же сильно сжали. От острой боли я закричал и перестал чувствовать кисти, они онемели».

По версии следствия, всё было совсем не так. Руководитель Правобережного МСО СК РФ по Челябинской области Виктор Липаткин дал такой комментарий:

«Никто же его не удерживал. Они покурили, Заммятов вернулся, его пригласили в кабинет, где дали подписать протокол. Тут он начал отказываться и непристойно себя вести, сотрудникам пришлось взять его под руки, а он стал оказывать неповиновение. Врач, к которому он потом поступил, говорит, что можно получить такие травмы, если человек будет вырываться. Так и было в этом случае. Травмы получены в результате активного неповиновения».

Интересен ещё и тот факт, что после публикации этой истории в городских и региональных СМИ Диме стали поступать странные звонки, якобы, из полиции:

«Первый звонок был в пятницу, 23 ноября, в 10-м часу вечера. Мужчина представился сотрудником отдела полиции №8. Сказал, что найден труп, и я пользуюсь его телефоном. И тут же спросил, какая у меня марка аппарата. Настаивал на встрече, я отказывался. В конце концов, он психанул и кинул трубку».

Несколько раз неизвестные люди, представляясь сотрудниками полиции, стучались в квартиру по месту прописки Димы, не заставая его. В день, когда Дима лёг на операцию, поступил ещё один звонок:

«Звонил уже другой человек. Сказал, что угнана машина, и в ней отпечатки моих пальцев. Причём не на руле. Через несколько дней я перезвонил по этому номеру, выяснилось, что машину уже нашли, и встреча со мной не нужна».

Некоторые телефонные звонки из числа последних Дима записал, их можно прослушать ниже. Редакция располагает номерами телефонов звонивших, но «пробить» их, как они «пробили» номер Димы, мы не имеем возможности.

Ночью, в день операции, неизвестные сотрудники полиции в форме в первом часу ночи наведались в больницу, настаивая на встрече с Димой. В отделение их не пустили медработники, цель прихода мужчин осталась неизвестной.

Комментарий правозащитника и депутата Магнитогорского городского Собрания Евгения ГОНЧАРОВА:

«Как я понял из пояснений руководителя Правобережного следственного отдела Виктора Липаткина, по его мнению, меры процессуального ограничения к Дмитрию Заммятову были применены правомерно, поскольку он оказывал «активное неповиновение». Правда, Липаткин почему-то избегает темы наручников, хотя это самый важный момент в этой истории, поскольку «благодаря» им теперь Дмитрию делают операции.

Итак, Дмитрия взяли «под руки». Спрашивается, зачем? Потому что оказал неповиновение. Опять вопрос: «На какую тему неповиновение?». Обратимся к закону.

Статья 19.3 Административного кодекса предусматривает ответственность за «неповиновение законному распоряжению сотрудника полиции».

В данном случае сотрудник полиции требует от Заммятова подписать протокол. Дмитрий отказывается. Предположим, при этом хамит. Его зачем-то берут «под руки». Но! Отказ от подписания протокола разрешается законом, и настаивать на принудительном подписании неправомерно, достаточно зафиксировать отказ в присутствии понятых. Стало быть, понуждение к подписанию протокола не является «законным требованием». Значит, его можно не исполнять.

Однако Заммятова «берут под руки». Заметьте, протокола задержания не существует. То есть Заммятов свободный гражданин и с точки зрения закона процессуально не ограничен. Тем не менее, его берут «в оборот» сначала трое, а потом пятеро полицейских. И опять «Но!».  Протокола о неповиновении законному требованию тоже не существует. За ЧТО же тогда пятеро полицейских скручивают парня? Мало того, появляются наручники, которые оставляют яркие следы на запястьях Дмитрия и которые фиксируют в травмпункте в этот же день. Именно на этих следах травматолог поставил крестики и отправил Дмитрия на рентген, после чего ему тут же наложили гипс, а теперь делают операции.

Согласно Типовым упражнениям, утверждённым Приказом МВД РФ от 22 августа 2011 года за №959, в надетом состоянии наручники должны свободно проворачиваться. Здесь, как говорится, комментарии излишни.

Мнение врача, который говорит о возможных вариантах получения травмы, это его мнение «в общем». Поскольку по конкретным случаям причинения вреда здоровью заключение даёт судебно-медицинская экспертиза, которая, в свою очередь, может проводиться только в рамках возбуждённого уголовного дела. При этом судмедэксперт получает материалы дела, и только в этом случае он может смоделировать ситуацию исходя из фактических обстоятельств.

Обычный же врач (не судмедэксперт) может быть допрошен (официально!) только как специалист, и его суждения называются показаниями, а не заключением. Если же специалист даёт заключение – то только в письменной форме и тоже в рамках возбуждённого дела.

В заключение моделирую ситуацию исходя только из факта наличия раны. Человека ударили кирпичом. Как итог, допустим, ушибленная или размозжённая рана. Вопрос врачу: «А мог ли человек получить эту рану, если бился головой об стену?». «Мог» – ответит врач. Как вы понимаете, Правобережный следственный отдел Магнитогорска откажет в возбуждении уголовного дела и разбойник дальше пойдёт калечить граждан».

[attachment=129:1.mp3][attachment=130:2.mp3][attachment=131:3.mp3][attachment=132:4.mp3]

ПодписывайтесьЧитайте нас в Telegram

Поделиться новостью

Служба новостей «Верстов.Инфо»

Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

Смотрите также

Ошибка