Ваш регион

-16°

утром -13°

днем -11°

USD

60.48

EUR

62.88

Понедельник

28 ноября

Узнайте, учится ли ваш ребёнок сегодня

Лента новостей

октябрь 2022
ноябрь 2022
декабрь 2022

27 ноября

26 ноября

Равнодушных не было. Спектакли омского театра прошли на сцене магнитогорской «драмы» с большим успехом

 Магнитогорск. В двадцатых числах мая в Магнитке состоялись гастроли Омского государственного драматического театра «Пятый театр».

2944 просмотра
Реклама

Это событие выглядело бы рядовым, если бы «Пятый» не возглавлял ныне Максим Кальсин, семь лет до этого стоявший у руля магнитогорской «драмы». Подобный камбэк вызвал интригу, поскольку увидеть «другого» Кальсина стало делом вкуса и чести для подлинных поклонников театра. Омск привез три спектакля, два из которых были поставлены Кальсиным.

Равнодушных не было. Спектакли омского театра прошли на сцене магнитогорской «драмы» с большим успехом

Причем спектакль «Перемирие» стал некой проверкой на совместимость Омска и Кальсина образца 2020 года (когда он и возглавил театр). Напомним, что подлинную любовь омичан Кальсин снискал в Сибири еще в далеком 2010 году, поставив там в качестве приглашенного режиссера легендарный спектакль, идущий в Омске по сей день и ставший своеобразной визитной карточкой, – спектакль «Географ глобус пропил».

Равнодушных не было. Спектакли омского театра прошли на сцене магнитогорской «драмы» с большим успехом
– «Географ» меня просто убил, – признается кинорежиссер Игорь Гончаров, автор фильма «Театр как неизбежность», с которым мы пообщались через два дня после спектакля. – Я давно знаком с Максимом Кальсиным, у нас много общих проектов, но здесь… Это реально круто. Начиная со сценографии Алексея Вотякова, с первых же минут и до последних секунд спектакля (а это почти четыре часа) я был там, на сцене, среди этих отчаявшихся и отчаянных представителей моей страны, так похожих на меня, да на нас всех, выворачивающих себя наизнанку. И там, за всем тем мусором, что они выгребали из себя, тихо сквозил свет. Мне выдался случай снимать фильм о театре, и это было совсем недавно. Может быть, поэтому к театру я очень пристально отношусь, если не сказать жестко – без соплей. Все время идет анализ происходящего на сцене, ты видишь стыки, пустоты, наигрыш, оголтелый постмодернизм, но тут… Пожалуй, впервые произошло так, что я потерялся среди героев. В свое время меня так же поразила «Гроза», теперь вот «Географ». Думаю, что эта вещь, несомненно, уровня «Золотой маски». Хотя это уже не моя компетенция. Но чувство времени и присутствия в нем в этот вечер мной были утрачены. Я перестал оценивать и стал частью действия.
Равнодушных не было. Спектакли омского театра прошли на сцене магнитогорской «драмы» с большим успехом

Буря оваций после спектаклей, кажется, даже несколько смутила актеров. Казалось, что такого приема они не ожидали. Крики «браво!» сопровождали выход на поклон каждого.

– Самое невероятное для меня во всем этом и, думаю, для нас всех, – продолжает Игорь Гончаров, – что Кальсин, как выяснилось, первый, кто переложил роман Алексея Иванова «Географ глобус пропил» на язык профессиональной сцены. Знай я об этом раньше, вел бы себя с Максимом Георгиевичем куда скромнее. Таких людей надо оберегать от шального словца. Так вот, получается, что он перевел этот роман на зримый язык еще до того, как вышел небезызвестный фильм с Хабенским. То есть фактически Кальсин открыл «Географа» для российского зрителя раньше всех. Я позвонил Кальсину сразу после спектакля, желая сказать все, что о нем думаю, и вот что услышал в ответ: «Знаете, Игорь, я уже тогда, одиннадцать лет назад, понял, что роман «Географ глобус пропил» – это великий русский роман, на уровне Толстого, Достоевского, Чехова, роман, которому еще только предстоит со временем войти в общеобразовательную школьную программу». Я думаю, нам стоит запомнить эти слова, дабы проверить их пророческую силу лет эдак через десять.
Равнодушных не было. Спектакли омского театра прошли на сцене магнитогорской «драмы» с большим успехом

Ну а что же «Перемирие»? Чтобы ответить на этот вопрос по существу, вероятно, стоит начать с названия театра. Почему, собственно, театр называется «Пятый»? Еще на стадии своего рождения коллектив будущего театра решил выйти за рамки театральной традиции. Драма, опера, куклы и ТЮЗ не должны были диктовать театру свои «заповеди». Встающий на ноги театр закреплял за собой право выходить за рамки четырех концепций существующих видов театра, формируя уникальную свою – пятую: быть во всем сразу и вне всего. И он начал это делать. Однако, как это часто бывает, когда самобытность эстетическая достигает уровня мастерства, вызывающего живой отклик у зрителя, она дает право посягнуть и на большее: на нормы этического порядка. Что, собственно, и произошло. Сейчас «Пятый» омский – это театр, позволяющий себе спектакли, которые далеко не каждый театр может себе позволить по части «политкорректности». И «Перемирие» стоит в ряду таких спектаклей.

Равнодушных не было. Спектакли омского театра прошли на сцене магнитогорской «драмы» с большим успехом
– Я хорошо помню, – продолжает кинорежиссер Игорь Гончаров, – когда Максим Кальсин скинул мне эту пьесу еще на стадии «читки». Тогда ему важно было знать мнение со стороны. Помню, я сказал, что пьесу не пропустят. Уж очень это больная и закостеневшая тема – противостояние на Донбассе. «Перемирие», начинаясь по-военному зло и нетерпимо, со всей армейской лексикой, постепенно сближало людей, стирая границы, прочерченные пропагандой с обеих сторон, как непреодолимые рвы. И над этим всем поднималась тяга человека к вечному, к его первородной сути, на фоне которой вся бессмыслица и тщета затянувшегося конфликта казались ошибкой природы.
Равнодушных не было. Спектакли омского театра прошли на сцене магнитогорской «драмы» с большим успехом

Кальсин хотел поставить этот спектакль давно, пробовал сделать это в разных театрах, в том числе и в Магнитке. Получить согласия не удавалось. Можно понять руководство многочисленных российских театров, ведь чем закончится этот эксперимент и как отреагирует зритель, было неведомо никому. Никто не хотел рисковать. Но «Пятый театр» рискнул. Именно с этим спектаклем Кальсин пришел в Омск во второй раз, как только получил приглашение министра культуры Омской области возглавить театр. Пришел в качестве главного режиссера. И от того, как пройдет премьера, зависело многое. Новому главрежу важно было показать городу, что это не просто эксперимент, а это и есть тот самый уникальный путь «Пятого театра»: доносить до зрителя вещи высшего порядка не через захватывающие дух, но все же придуманные истории, а через реальную, живую, сегодняшнюю ноющую боль – ту самую боль, которая разделяет нас до крови, боль, преодоление которой и есть подлинная цель искусства.

Равнодушных не было. Спектакли омского театра прошли на сцене магнитогорской «драмы» с большим успехом
– Да, он сделал это, – подводит итог гастролям кинорежиссер Игорь Гончаров. – Помню его реакцию на ту еще, омскую премьеру. Тогда, кажется, неделю он был сам не свой. Омский зритель понял все именно так, как и было задумано в плане сверхзадачи спектакля. Это был успех. В Магнитке же, как выяснилось, люди не менее глубокие и настоящие, а политкорректность здесь далеко не самая высшая ценность. Как и в Омске, магнитогорцы стояли и аплодировали этому освобождению души, а я стоял и плакал вместе со всеми, не засекая времени, аккурат тогда, когда перед нами всеми на сцене магнитогорской «драмы» под звуки взрывов обрушивалась глухая стена, разделяющая зрителя и синеватую даль на фоне горы Арарат, к которой после Потопа стремилась человеческая душа.
ПодписывайтесьЧитайте нас в Telegram
Реклама

Поделиться новостью

Служба новостей «Верстов.Инфо»

Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

Реклама
Реклама

Смотрите также

Реклама

Последние комментарии

Ошибка